Олег Скобелев - Былины Олонецкой губернии. Былина про Добрыню / Oleg Scobelev "About Dobrynya" bylina SKMR–085

by Sketis Music

/
  • Streaming + Download

    Includes unlimited streaming via the free Bandcamp app, plus high-quality download in MP3, FLAC and more.
    Purchasable with gift card

      $5 USD  or more

     

1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.

about

Dear listeners! You hold a disco with the record of “About Dobrynya” bylina, probably the first complete record of the bylina made in the 21st century. It is a reconstruction because bylinas were last recorded in traditional environment in the 1950s. Since that time performing of bylinas by native folk singers has completely stopped. This bylina was reconstructed on the basis of the old sound record of Ivan Terentievich Fofanov the famous narrator (1873-1943) who dictated the text of this bylina.
Bylina is a Russian ancient epic song. The plot of bylina is some heroic event or a remarkable episode from the Russian history. The term “bylina” was first used by I.P Saharov, folklorist (1807-1863) in the 1840s.
The first bylinas appeared probably before the Baptism of Russia (988) and they had features of very ancient pagan epic songs, which were later “Christianized”. According to the place of their origin bylinas are divided into Kiev and Novgorodian, and later All-Russian ones. The peculiar poetic language of bylinas and the way to perform them had developed for many centuries. It is considered that in old time narrators performed bylinas playing the gusli, later their performance was a type of cantillation. The basis of the special bylina’s accentual verse is commensurability of lines and stresses that result in rhythmic uniformity. Although the narrators used only few melodies they enriched them with various intonations and also they changed their timbre.
As a rule a bylina consists of three parts: the introduction, which is not directly related to the content, its aim is to prepare the audience for listening, then the main part (action) and the conclusion.
The number of subjects) in bylina is very limited (about a hundred), although there are the many recorded versions of the same song. The first record of Russian epic songs was made by Richard James who was England, at the beginning of the 17th century. But the first significant work on collecting of bylinas belongs to Cossack Kirsha Danilov. He recorded 70 songs in the 1840-60s. Some of them were published in Moscow only in 1804 under the title of “Russian Old Time Verses”. This book remained the only collection of Russian epic songs for a long time.
The next step in study of epic songs was made by P.N. Rybnikov. Although this folk genre was considered to be “dead” he discovered that some people in Olonets province still performed bylinas. Due to his discovery there was more chance to study the epic songs, to learn the way of their performing and to get acquainted with the performers. The result of his study – “Songs collected by Rybnikov” – was published in 1861-1867. Its four volumes contained 165 bylinas (in comparison to 24 songs in the collection of Kirsha Danilov).
Later Gilferding A.F., Kireevskii P.V., Onchukov N.E. and others published the results of their folklore expeditions to the north of European part of Russia, Siberia, the Middle and Lower Volga Region, at the Don and Tereck Rivers and Urals. The last records of bylinas were made in the1920-50s by Soviet expeditions in Northern Russia. Since the 1950s epic songs ceased to exist as live performance and they remained only in books.
And now again our re-created "About Dobrynya" epic song. The text and a sound fragment were recorded after Ivan Fofanov, a peasant from the village of Klimova, Avdeev District, Pudozh Region. He leant how to sing the bylina from Nickiphor Prokhorov - the famous narrator of the older generation. At the same time he gives an interesting story unfolding in 523 verses (Prohorov’s song had 479 verses). He begins with the introduction – Dobrynya’s packing for hunting. Then in this edition there is a very rare, unusual for this epic song episode of the fight of two Russian heroes with each other. He gives consistent story about Dobrynya’s traveling is in detail. Thus, the episode of the Alyosha’s courtship is in the background.
Fofanov I.T. is a outstanding narrator and connoisseur of the heroic genre. He admires the folk heroes for their physical power and the description of the battles. A bylina for the narrator is a story about the heroic deeds of the main characters. Some fairytale elements of bylina question its reality and the narrator draws a sharp distinction between a bylina and a fairy tale.
You can imagine how difficult it was for me to follow such a master in singing bylina. I, Oleg Scobelev, have deeply studied performing of folk songs for about ten years when I became a participant of the Kizhi museum folk theatre. I was born in Perm Region. My grandmother was from the old Urals’ city of Cherdyn. I also have deep Tver’s and Yaroslavl’ roots. Russian epic songs did not attract me immediately. Because of my great respect for this genre and lack of self confidence it was not so easy to realize this idea – to restore bylina. It took me four years to become ready – internally and externally – for this work. My great desire to revive bylina and to show the new generations how bylinas sounded, lived and sung helped me. I’ll never forget that wonderful feeling when I was stunned by joy while listening to the recorded bylina performed by I.T Fofanov. I was impressed by the music of the words; I was charmed by the melody streaming like a brook. I hope you will also feel this living link between the times and generations.
_______________________________________________
Дорогой слушатель! Перед Вами запись былины «Про Добрыню», вероятно, первая полная запись былины, выполненная в XXI в. Конечно, это реконструкция, ибо последние записи былин в реальной народной среде были сделаны в 1950-х гг. Считается, что с этого времени исполнение былин носителями фольклора полностью прекратилось. Настоящая былина воссоздана на основе имеющейся звуковой записи знаменитого сказителя Ивана Терентьевича Фофанова (1873 – 1943) и текста этой же былины, записанного от него. Так что же такое – былина, каковы её происхождение, история бытования и особенности?
Былина – эпическая песня, жанр, характерный для русской традиции. Основой сюжета былины является какое-либо героическое событие, либо примечательный эпизод русской истории (отсюда народное название былины – «старина», «старинушка», подразумевающее, что действие, о котором идет речь, имело место в прошлом). Термин «былина» в научный обиход был введен в 40-х годах XIX в. фольклористом И.П.Сахаровым (1807–1863).
Былины составляют одно из самых замечательных явлений русской народной словесности; по эпическому спокойствию, богатству подробностей, живости колорита, отчетливости характеров изображаемых лиц, разнообразию мифических, исторических и бытовых элементов они не уступают немецкому богатырскому эпосу и эпическим народным произведениям всех других народов, за исключением разве Илиады и Одиссеи.
Первые былины были сложены, вероятно, еще до Крещения Руси (988 г.) и носили черты очень древнего языческого эпоса, хотя в последующем в достаточной мере “христианизировались”. Из героев былин к дохристианскому циклу принадлежат Святогор, Микула Селянинович, Волъга. Несомненно одно – просуществовав столь долго, передававшиеся из уст в уста, былины не дошли до нас в своем первоначальном виде, они претерпели множество изменений, поскольку менялся и государственный строй, и внутри- и внешнеполитическая обстановка, мировоззрение слушателей и исполнителей. Практически невозможно сказать, в каком веке создана та или иная былина, некоторые отражают более ранний, другие – более поздний этап развития русского эпоса, а в иных былинах исследователи различают под позднейшими наслоениями весьма древние сюжеты. Все известные нам былины по месту своего происхождения делятся на: киевские, новгородские и общерусские, более поздние.
В течение многих столетий выработались своеобразные приемы, характерные для поэтики былин, а также способ их исполнения. В древности, как полагают, сказители подыгрывали себе на гуслях, позже былины исполнялись речитативом. Для былин характерен особый чисто-тонический былинный стих (в основе которого лежит соизмеримость строк по количеству ударений, чем и достигается ритмическое единообразие). Хотя сказители использовали при исполнении былин всего несколько мелодий, они обогащали пение разнообразием интонаций, а также меняли тембр голоса.
Былины, как правило, трехчастны: запев, обычно не связанный напрямую с содержанием, функция которого состоит в подготовке к прослушиванию песни; зачин (в его пределах разворачивается действие); концовка. Количество былинных сюжетов, несмотря на множество записанных вариантов одной и той же былины, весьма ограничено: их около 100. Для языка былин характерны гиперболы, при помощи которых сказитель подчеркивает черты характера или наружности персонажей, достойные особого упоминания. Определяет отношение слушателя к былине и другой прием – эпитет (могучий, святорусский, славный богатырь и поганый, злой враг), причем часто стречаются устойчивые эпитеты (буйна голова, кровь горячая, ноги резвые, слезы горючие). Сходную роль выполняют и суффиксы: все, что касается богатырей, упоминалось в формах уменьшительно-ласкательных (шапочка, головушка, думушка, Алешенька, Васенька Буслаевич, Добрынюшка и т.д.), зато отрицательные персонажи именовались Угрюмищем, Игнатьищем, царищем Батуищем, Угарищем поганым.

credits

released November 11, 2010

license

all rights reserved

tags

Track Name: Сборы Добрыни на охоту и неудачная охота на синем море / Dobrynya’s packing for hunting and his unsuccessful hunt at the blue sea
Добрыня как был да Микитинич
А руський ведь могучий ён богатырь был,
Являлсы ка Добрыня за охотою.
А шёл как ён с палаты билокаменной
А Добрынюшка да Микитьинич.
А одевал как ён одеижду военную
А досьпехи ён богатырьскии.
А шёл-то как Добрынюшка на ши́рок двор
Шёл как же Добрыня ко добру́ коню́.
Отвязывал Добрынюшка добра́ коня́
От столба как ён от точёного,
А от кольця ли то Добрыня золочёного
Становил-то ён коня ли осере́д двора,
Стал добра коня ён заседлывать.
Ну потнички ён клал да на потнички,
Подпружки кладвал всё на подпружки,
Сидёлко кладывал на сидёлышко,
Черкаськоё седло навирёх кладвал.
Не ради ён красы-басы как ён для укрепосьти,
Для укрепы ён богатырською.
А для поездки исчо ён молодецькою
А Добрынюшка да Микитьинич
А брал как ён копьё ли долгомерноё,
А за плеча кладывалы ён тугой-то лук,
Брал-ка стрелочки да калёныи,
А палицю ён брал да во сорок пуд,
А Добрынюшка ли да Микитьинич.
А ехал ысчё ён ко синю́ морю́,
Ехал ка Добрыня за охотою.
А приежжал как же Добрынюшка Никитьинич
Приежжал как ён ко синю́ морю́,
А выходил как же Добрыня со добра́ коня́
Атпускал Добрынюшка добра́ коня́
На тыю на травку на шелко́вую,
На тыи на чветоцки на лазурёвы.
Ходил как тут Добрыня о синё морё,
Ходил как тут Добрыня за охвотою,
Не мог убить ни гуся ведь, ни ли́бедя,
Не мог убить ни серого утёнышка.
Добрынюшка ён шол тут ко добру коню,
Садился ищё ён тут на добра коня,
А ехал Добрыня в свою сторону.
Track Name: Встреча Добрыни с вороном, разгром Олёшкиного шатра и богатырский сон / Dobrynya goes to an overseas king to play chess. Oleshka wooes Dobrynya’s wife Nastasia
Добрынюшка как было ведь Микитинич
Ихал он со драки богатырьскую,
А и́хал как Добрыня в свою сторону,
А ихал как Добрыня на добром кони
К своей-то ён палаты белокаменной.
Выходил Добрыня со добра коня,
А вёл-то ён коня ведь в конюшеньку,
Во тыи стойла были лошадиныи;
А жил Добрыня дома трои суточки,
А что-то молодчу ведь призадумалось:
- Поеду я за славноё за синеё за морюшко,
К тому-то королю да я заморскому,
Сыграю им во доску во шахматну.
Говорил Добрыня родной матушке:
- А ро́дна бы́ла нунь моя ты матушка,
Чесна вдова Офимья Олександровна,
А дашь как ты мне, матушка, прощеньицо -
Поеду я да за синё море́
К тому-то королю да ведь заморьскому,
Не дашь ты мне прощенья - ведь поеду я.
А дала ему матушка прощеньицё.
Добрынюшка как было ведь Микитинич
Молодой жоны как ён наказывал:
- Моя как бы́ло ты ведь молода жона́,
Настасья было ты ведь Микулицьна,
Уеду я как нуньку за синё морё,
За славное за синее да морюшко,
К тому-то королю да ведь заморьскому.
Не приеду я оттуль может три году́,
А ты, Настасья бы́ло ведь Микулицьна,
Не приду я ищё ведь с-за синя моря́,
Не приеду я как со чиста́ поля́,
Ты хошь вдовой живи, а хошь ты замуж пойди,
А не ходи ты только за Олёшеньку Поповича,
Олёшенька мни есь да младший брат.
А тут как ведь Добрынюшка Микитинич
Вёл коня ведь ён как со конюшеньки,
Со стойла с этих лошадиныих,
Седлал Добрыня тут добра коня,
Обсёдлывал Добрыня, обкольчуживал,
А потнички кладывал да ён на потнички,
Ну подпружки кладывал на подпружки,
Седёлышка кладывал ён на седёлышка,
Черкальское седло наверёх кладывал -
Не ради как красы-басы, а ради крепости,
А ради было силы богатырскую.
Добрынюшка как было ведь Микитинич
Брал как ён копьё ведь долгомерноё,
За плеча кладывал свой тугой же лук,
А брал ён стрелоцки калёныи,
Калёныи да стрелки начинёныи,
А паличу ён брал во сорок пуд.
Облаталси Добрыня, обкольчужилсе,
Садилсе тут Добрыня на добра́ коня,
Ну видели ведь добра молодца сядучи,
Не видли молодча как поезжаючи.
Добрынюшка как было ведь Микитинич
Как ехал Добрыня на добром кони
За славное за синее за морюшко,
К тому-то королю да ён заморьскому.
А ехал ведь Добрыня туды три́ году́.
Той поры Олешка ведь Поповинич
К Настасьюшке как ён ведь подхаживал,
А замуж ён Настасью да подсватывал:
- А поди-ка ты, Настасья ведь Микулицьна,
Поди-ка ты ведь замуж нуньку за меня,
Вчерась как был я во чисто́м поли́,
А видел я Добрыню во ковыль-травы,
Резвы ноженьки его как во ковыль-травы,
Буйна го́лова ведь во ракит-кусту́.
А прошло ведь тому времечку три году,
Не видать Добрыню с-за синя́ моря́,
Не видать как тут Добрыню со чиста́ поля́.
Говорит Настасья тут Микулицьна
Ну смелому Олешке как Поповичу:
- А сполнила я заповедь ведь мужнюю,
А кладу я заповедь ведь женскую:
Пройдёт ищё тому да три году́,
Пойду тогды за смелого Олешку за Поповича.
Track Name: Поединок Добрыни и Олёши. Примирение их Ильёй Муромцем / Dobrynya’s meeting the Raven, his destroying Oleshka’s tent and his sound sleep
Приехал же Добрыня ко чисту́ полю́,
В чисто́м поле́ стоял да тут сырой же дуб,
На дубу тут как сидел черно́й воро́н,
Добрыня снял с плеч туго́й свой лук,
А кладывал как стрелочку калёную,
Хотел убить ён чёрна во́рона.
Чёрно́й воро́н ему тут прого́ворил
Язы́ком ён как было человечиим:
- Добрынюшка как ты ведь Микитинич,
Не бей меня как чёрна во́рона,
Ворони́ным мясом не наи́ссе ведь,
На воронином пухе не наспатьсе ведь,
Ворониным перышком не тешишьсе,
А и́дь-ка ты на го́рушку высокую,
На шелома ты ищё было на искатьнии,
Там стоит шатёр белополотнянный.
Добрынюшка как было ведь Микитинич,
Приоправил ён коня да нуньку доброго,
А ехал ён на го́рушку высокую,
На шелома как тут да на искатьнии.
Приезжал Добрыня ко белу шатру,
Выходил Добрыня с добра коня,
Привязывал коня ён ко белу́ шатру,
Заходил как тут Добрыня во бело́й шатёр,
Во бело́м шатри́ стоят столы ведь тут дубовыи,
На столах ведь скатерётки нунь шелко́выи,
А есьва ищё были тут сахарьнии,
А питьва нуньку были тут медвяныи,
И подписи тут нуньку подписаны:
- Ну кто в этот шатёр да и за́йдет нунь,
А живу ведь тому и не бывать.
Добрынюшка как было ведь Микитинич
Не стольки и́л да пил, скольки в ногах стоптал,
А ищё ён в шатри да при́ломал,
А эти подписи да оторвал,
Добрый молодечь да ён и спать залёг.
А спит как молодечь ён трои суточки,
А спит Добрыня тут не пробуждаетсе,
Над собой-то ён невзгоды не начаетсе -
Наехал смелый Олёшенька Поповинич,
Наехал ведь Олешка на добром кони,
А видит ён Добрыню во белом шатри:
- А убью-ка я Добрыню до́бра молодча.
А тут ведь молодечь ён призадумалсе
Смелый ён Олёшенька Поповинич:
- Ну сонного мне бить, да будто мёртвого,
Не честь хвала мне будет молодечкая.
Ну смелый Олешка ведь Поповинич
А тыкнул ён Добрыню ведь Микитича
Копьём-то ён да долгомерныим,
Вострым копьём да ён тупым кончом,
А ты́кнул ён его да во белую грудь.
Track Name: Добрыня едет к королю заморскому играть в шахматну доску. Олёшка сватается к Настасье, Добрыниной жене / Dobrynya’s fight with Olesha. Their conciliation with Ilya Muromets
От того-то удару пробуждаетсе
Добрынюшка как было ведь Микитинич,
А выскочил ён в биленькой рубашечки без поясу,
В тоненьких чулочках ён без чоботов,
Со своей-то ён со палицей как тут сорокопудовою.
Тут ёны, бога́тыри, схватилисе,
А тут как оны дратьсе ведь сразилисе.
Олешка ведь дерётся на добром кони,
Добрынюшка пехотою поскакивает,
Не в чем-то ён Олешка не уваживает
Дерутсе ведь тут руськии бога́тыри,
Дерутсе как ёны да трое сутоцки,
Не едаючи ёны ведь не пиваючи,
Отдыху себи ведь не даваючи.
Услыхал как их-ка драку богатырьскую
Старый казак ведь Илья Муромеч,
Ихал тут ён на добром кони
На драку ён как богатырьскую
А к руськиим могучиим бога́тырям.
Ну старый казак Илья Муромеч
Говорил как ён таковы слова:
- А руськии как нунь с татарами сражались бы,
Убили бы ёны татаров в три часу;
Наверно, как ведь руськии богатыри сражаютсе,
А дерутсе ёны да трое суточки,
Одна земля мать подрагивает.
Ну наехал ён на драку богатырьскую
Старый казак да Илья Муромец,
Наехал ищё ён на добром кони,
Захватил Добрыню во праву́ руку́,
А Олешку захватил ён во леву́ руку,
Говорил ён руськиим бога́тырям:
- А руськии могучии бога́тыри,
О чем вы дерётесь нуньку, ратитесь?
Говорил как ищё смелый тут Олёшенька Поповинич
Старому казаку Ильи Муромцу:
- Ну, старый казак ведь Илья Муромеч,
Как же мне не дратьсе ведь не ратитьсе,
У меня поставлен был шатер билополотнянный,
Во шатри как есьва тут налажены,
А есьва были́ тут сахарьнии,
А питьва бы́ли нуньку ведь медьвяныи.
Добрынюшка как было ведь Микитинич
Заехал во тот же во белой шатёр,
Не сто́льки и́л да пил, скольки в ногах стоптал,
А всё-то ён в шатри как при́ломал.
Говорил как тут Добрынюшка Микитинич
Ай старому казаку Ильи Муромчу:
- У смелого Олешки у Поповича
Шатёр-то был-то нунь поставленный,
А есьва в ём да тут налажены,
Фальшивыи там надписи подписаны:
- Ну кто в этот шатёр да и зайдёт нунь,
Тому-то и́щё живу не́ бывать,
Поэтому не сто́льки ил да пил, скольки в ногах стоптал,
А всё в белом шатри да при́ломал,
А фальшивыи те надписи я о́торвал.
Говорил ведь старый казак как Илья Муромец,
Говорил Добрыни ён Микитичу:
- Спасибо, ты, Добрынюшка Микитинич,
На чужом дому да не уваживашь,
А ни в чём как ты не упадываишь,
А будь-ка ты, Добрыня, ста́ршой брат,
А будь-ка ты, Олёша, нуньку младший брат,
Будьте вы как братья нунь крестовыи.
А тут ёны богатыри как нунь и поразъехались
Со этой было драки богатырьскую,
А всяк-то было и́хал в свою сто́рону.
Track Name: Добрыня идёт к жене на почесной пир и забавляет гостей игрой на гуслях / Dobrynya goes to his wife’s feast and entertains the guests by playing gusli (lyre)
Говорил как тут Добрынюшка Микитинич,
Говорил своей ведь родной матушки:
- А родна ты ведь бы́ла матушка,
А где ведь было есь моя-то молода жена
А Настасья ищё было как Микулицьна?
Говорила нунь ему как тут ро́дна матушка:
- Твоя ведь молода жона заму́ж пошла
За смелого Олешку ведь Поповича,
У их-то ведь идёт нунь почесный пир.
Говорил как тут Добрынюшка Микитинич,
Говорил своей ведь ро́дной матушки:
- А родна моя было матушка,
Чесна вдова Офимья Олександровна,
Сходи-ка ты во по́греба глубокии,
Принеси-ка ты гусёлышки яровчаты,
А я пойду к жоны ведь на почесный пир,
А к смелому Олешке ведь Поповичу.
Шла как тут старушка в погреба во глубокии,
А брала тут гусёлышки яровчаты,
Гусёлышки бы́ли ведь во сорок пуд.
Идёт как тут старушка, потыкаетсе,
Гусёлкамы ёна ведь подпираетсе,
Принесла ёна гусёлышки яровчаты,
Подавала их Добрынюшки Никитичу.
А брал как ён гусёлышки яровчаты,
Пошол как ён ведь тут на почесный пир,
А к смелому Олешке ведь Поповичу.
Приходил Добрыня на почесной пир,
Кланялся Добрыня тут на вси четыре стороны,
А князю со княгинею ведь в-особину.
А вси ведь на Добрыню осмотрелисе,
А вси ведь на Добрыню оглядилисе,
А на том ведь на пиру да на почесноём,
У Добрыни ищё стали тут выспрашивать:
- Откуда есь, удалый добрый молодець,
Какой же ты орды, какой земли,
Какого роду ты, какого племени,
Какого же отца, какой ты матери?
Говорил Добрынюшка Микитинич:
- А скороспелая как есь моро́шина,
А дайте мне хоть мистечка немножечко,
А дайте миста мни по-край за́печи.
Старики как тут ведь пораздвинулись,
Садилсе ведь Добрыня по-край за́печи
На том-то на пиру ён на почесноём.
- Дозвольте как сыграть в гуселки мни яровчаты
На вашем на пиру мни на почесноем.
Дозволили сыграть как тут Добрынюшке
Во гусёлышка ведь во яровчаты.
Заиграл как тут Добрыня по-уми́льному,
Заиграл как тут Добрыня по-уны́льному –
А вси как на пиру ведь приослу́хались,
А вси как на пиру ведь приодумались.
Потом как заиграл ён по-весёлому –
А вси как на пиру ведь наскакалисе,
А вси как на пиру ведь наплясалисе,
Вси ведь на пиру тут порасхвастались.
Богатой-то ведь хвастает богачеством,
По́рной хваста силой богатырьскую,
А умный хваста ведь отчом-матерью,
Безумный хваста молодой женой.
Говорят как Добрынюшке Микитиничу
На том пиру как было на почесноем:
- А что ти за игру умильную пожаловать,
Города ти с пригородкамы,
Аль сёла тибе-ка нуньку с присёлкамы,
Аль бессчётной тибе нуньку золотой казной?
Track Name: Настасья признаёт в Добрыне мужа и кается ему в своей слабости. Добрыня наказывает Олёшку и тот с позором уезжает в Азию / Nastasia recognizes Dobrynya as her husband and repents her weakness. Dobrynya punishes Oleshka and Oleshka leaves for Asia in disgrace
Говорил как тут Добрыня Микитинич:
- Не надо городов мни с пригородкамы,
Не надо мни бессчётной золотой казны,
А только дайте мни-ка чару зелена вина.
Весом бы́ла чара полтора́ пуда́,
А мерой была чара полтора вёдра.
Подносили тут Добрынюшке Микитичу,
Принимал Добрыня едино́й руко́й,
А опускал туды перстень обручальныий
В эту чару ён да зелена́ вина́.
Говорил тут Добрынюшка Микитинич:
- А вы как, старики, ведь пораздвинтисе,
Пропустите-ко к столу ведь княженецькому.
А тут ведь старики-ка пораздвинулись,
Подходил Добрыня ён к столу ведь княженецькому,
Подносил как эту чару зелена́ вина,
Подносил княгины ён моло́дою,
Говорил как ён княгины моло́доей:
- Ай же ты, княгиня ведь моло́дая,
А пей-ка эту чару всю до дна скорей,
А ты пьёшь до дна — ты увидашь добра́,
Не пьёшь до дна — не видашь добра́.
Принимала тут княгиня ведь моло́дая,
Принимала эту чару единой рукой,
Пила эту чару во е́диной вздох
(Тоже, видно, княгиня-то была богатырка).
Увидала этот перстень обручальныий,
Вскочила как княгиня на резвы́ ноги́,
А за тым столом-то было княженецькиим,
Говорила как ёна таковы слова:
- Не тот мой муж, который подли сидит,
А тот мой муж, который за столом стоит.
Скочила через стол княженецький,
А валиласе Добрынюшке Микитичу,
Валиласе ему да в резвы́ ноги́,
Говорила тут Добрынюшки Микитичу:
- А бей-ко ты до ран моих кровавыих.
Говорил как тут Добрынюшка Микитинець:
- Не сполнила как ты бы заповедь женскую,
Отсек бы я тибе да буйну голову,
А как сполнила ты заповедь женскую,
А в том-то ведь греху тоби прощаетсе.
Добрынюшка как было нунь Микитинич,
А брал ён смелого Олёшку да Поповича,
Брал его да за желты́ кудри́,
Тащил как с-за стола-то княженецького
(Жениха-то !),
Выдёргивал ён плетку тут шелковую,
А стал как ён Олёшку тут наказывать,
А хлыщет он Олешку, приговариват:
- Каково тоби, Олёшенька, женитисе,
Каково тоби живого мужа жону́ заму́ж брать?
Добрыня как Олёшку нахлыстывает,
А в тосках то Олешка поп ... ,
А кланяетсе Олешка заклинаетсе:
- Будь ты проклята, женитьба неудачная,
А молода жона будь невзрачлива,
Удалосе ведь женитьба Ставру Негодинову,
И ведь старому Добрынюшке Микитичу,
А за има были сёстры ро́дныи.
А как были сёстры ведь Микулицьны.
А уехал тут Олёшка ведь от страму ён,
Уехал ведь Олёшка ведь бе́з вести,
Уехал Олёшка ведь и в Азию.

If you like Sketis Music, you may also like: